· 

Амерсфоорт. Amersfoort

От главного кафедрала на площади, где мы пили свой утренний кофе, считаются все расстояния по Голландии. В это раннее воскресное утро рядом с нами за столиком перед кафе сидела единственная посетительница с таксой, и на плече её кожаной куртки развевалась потрёпанная нашивка американского флага. Вот ведь, подумал я, на что она этим намекает? В этом было что-то такое военно-морское, давнее и утраченное, что невольно вспоминалась нидерландская империя со всеми её торговыми, колонизаторскими и научно-исследовательскими экспедициями. Были подчинены территории Гвианы, Индонезии, Индии и Цейлона. А в 60-70х годах XVII века Голландия была вынуждена уступить Англии, основному сопернику, свои владения в Северной Америке (включая современный Нью Йорк). Вот почему и пахнуло морским воздухом и солёной волной от нашивки американского флага. Женщина держалась очень независимо, только её такса бесцеремонно лазила под столами и обнюхивала нас и новоприбывших посетителей кафе.

Аруба, Курасао, Сент-Мартен, Бон..., Саба....

Изучив карту центра, мы отправились вдоль каменной городской стены с прилегающими к ней каналами, к сдвоенным воротам, одновременно сухопутным и речным входом в городские стены. Амерсфоорт в XVIII веке славился и своей табачной промышленностью. Предположительно, слово "махорка" произошло оттуда. Там же родился и Пит Мондриаан. "Зеркала Амерсфоорта" - так окрестил я про себя эту поездку, пока мы шли вдоль идеально гладких каналов, где только лодки, да низкая череда кирпичных домов тонким островком реальности отделяли воду от неба.

Особенно мне понравилась грустная история про "Mannenhuis" ("дом" или "зал" мужчин). Это был приют для больных и бедных мужчин за счёт города. Постояльцы не знали удобств, и немощных, умирающих мужчин скидывали по двое в койку. Здесь не было приватных сфер и особенной гигиены.

Напоследок приятно подмигнул чем-то родным бар на центральной площади, названный в честь Высоцкого.